НАДПРЕСТОЛЬНАЯ СЕНЬ

Close

Надпрестольная сень из собора Чуда архангела Михаила в Хонех Чудова монастыря Московского Кремля.В алтарной части церкви Двенадцати апостолов находится надпрестольная сень из собора Чуда архангела Михаила в Хонех. Этот киворий (в русской традиции сень), отмеченный во всех описях монастырского имущества, был перенесен в церковь Двенадцати апостолов в 30-е годы XX века, после разрушения Чудова монастыря в Кремле. Автором сени был царский мастер Пётр Ремезов, состоявший на государевой службе с 1614 по 1650 год знаменщиком в Царицыной палате.

В России кивории известны с эпохи крещения Руси. В центральной апсиде Святой Софии Киевской сохранилась мозаика ХI века с изображением Евхаристии. В центре этой композиции изображён престол с шатровым киворием. Сень из Чудовской церкви, как и в софийской мозаике, опирается на четыре колонки и, кроме того, крепится цепями к своду. Барабан центральной главки, венчающей шатёр, держат две руки с длинными изящными пальцами, которые скрывают крепления цепей. Этому толкованию соответствует иконография изображений внутри сени — Богоматери с Младенцем как образа Боговоплощения, и пророков, предсказавших пришествие в мир Христа. Поясняя, что такое сень и зачем она нужна в храме, святой Герман Константинопольский (патриарх с 715 по 730 г.) писал: «Киворий соответствует месту, на котором распят был Христос, ибо близки были то место и пещера, где Он был погребен. Поставлен же он в церкви, чтобы кратко показать распятие, погребение и воскресение Христово. Он также соответствует ковчегу завета Господня, в котором, как говорят, заключалось Святое Святых и Святыня Его и на котором Бог повелел с двух сторон вырезать двух херувимов».

Многогранной формы шатёр надпрестольной сени покоится на четырёх столбах-колоннах. Заканчиваются столбы капителью из завитков аканта. На столбах укреплен прямоугольной формы карниз, по его гладкому чёрному фону древнерусской вязью положена резная надпись о сооружении этой сени по распоряжению царя Михаила Романова для Чудова монастыря. На внутренней части шатра сени изображены Богоматерь с Младенцем и пророки, увидеть их можно только находясь в непосредственной близи от престола, поэтому рассчитаны они, прежде всего, на священника, освящающего жертву. Иллюзию высоты создают перспективные сокращения престола, его подножия и фигур. Фигуры пророков написаны с учётом восприятия их именно в перспективном сокращении. Вынутые из конструкции шатра они кажутся большеголовыми и коренастыми, но когда они стоят на своих местах, это впечатление исчезает. «Темновидная» манера письма, и то, что грани шатра, где расположены изображения, являются его конструктивными элементами, говорят об одновременном исполнении тех и другого в 1641 году.


«Небо» надпрестольной сени.

«Небо» надпрестольной сени

На «небе» — изображение Богоматери с Младенцем, восседающей на престоле и двумя руками придерживающей Христа. Правой рукой Он двуперстно благословляет, левая рука опущена. Престол имеет изогнутую спинку, резные боковины и высокое подножие. Одежды написаны тёмным сине-зелёным, красновато-коричневым, красным цветом и красноватой охрой. Приёмы лично́го письма по сравнению с иконами первой четверти XVII века упрощены. На ликах по санкирю́ положены: красноватая охра, в местах высветлений — разбелённая охра и финальные графичные яркие движки́, придающие живость лику. Вверху, по сторонам от Богоматери, изображены ангельские чины, написанные краской — херувим и серафим. В живописи широко использовано серебро, покрытое жёлтым лаком — фон иконы, престол, боковины подножия, кайма мафория Богоматери, ассист (штрихи) на гиматии (одеждах) Христа.


«Пророк Захария» – грань надпрестольной сени.

Пророк Захария

Пророк Захария изображён в рост. Правая рука его поднята с жестом приятия благодати, а в левой он держит развёрнутый свиток с текстом из Евангелия (Лк. I, 68). Пророк облачён в длинный охристо-коричневый далматик с узкими рукавами, с золотыми подольником и зарукавьями. Поверх него — короткий темно-зелёный далматик с широкими рукавами, с золотыми оплечьем, поясом и подольником. На плечах пророка — красно-коричневый плащ, а на ногах — темно-зелёные сапожки. Его голову прикрывает маленькая пророческая шапочка с темно-зелёным верхом и белым отворотом. Лично́е выполнено по зеленоватому санкирю двумя слоями охр. Лёгкая, едва заметная подрумянка положена в теневых местах носа, на мочках ушей, на губах. Моделировку лика завершают графичные белые движки́. У пророка длинные волосы, волнистыми прядями спадающие на плечи, и длинная, почти до пояса, борода. Седина написана белилами, в тенях — коричневым. Нимб вокруг головы пророка намечен графьёй (прорезанным контуром) по фону, который выполнен серебром и покрыт жёлтым лаком. Позём темно-зелёный. Приёмы лично́го письма, применение серебра и тонировка серебра цветным лаком подтверждают датировку иконы 1641-м годом. Икона раскрыта реставратором B.C. Чаруевым в мастерской «Союз-реставрация» в 1989—1990 гг.


«Пророк Илия» – грань надпрестольной сени.

Пророк Илия

Пророк Илия представлен в рост, старцем, держащим двумя руками развёрнутый перед грудью белый свиток с текстом из Третьей Книги Царств (3 Цар. XIX, 10). Пророк облачён в светлый коричневатый хитон и в тёмный зеленоватый плащ. На плечи его наброшен белый плат. Лик Илии традиционной иконографии: с короткой, едва прикрывающей шею бородой, с тремя волнистыми прядями волос, падающих на плечи. Лично́е выполнено по зеленоватому санкирю красноватой охрой, по которой положены графичные белые движки́. Контур нимба намечен графьёй. Фон написан серебром и покрыт жёлтым лаком. Приёмы лично́го письма, пропорции фигуры, использование тонированного серебра подтверждают датировку иконы 1641-м годом.

ВВЕРХ